Российский государственный театр «Сатирикон» имени Аркадия Райкина
Касса: +7 (495) 689-78-44
Администраторы: +7 (495) 600-38-25
Заказ билетов: +7 (495) 602-65-77
Купить
билет

Король Лир в поисках истины

19 Октября 2006
Россiя, 19 октября 2006 года

Марина Квасницкая

Король Лир в поисках истины

В прошлом театральном сезоне отшумели дебаты вокруг мхатовского "Гамлета" в постановке Юрия Бутусова, разделившие театралов на поклонников и противников его трактовки трагедии Шекспира. И вот новая премьера - и новые споры.

Бутусов выпустил премьеру спектакля "Король Лир" в "Сатириконе". Константин Райкин, как всегда, во всем блеске своего обаяния в великой трагической роли. Его Лир спит на раскладушке, бегает по сцене в семейных трусах и так швыряет прочь черную шапочку, именуемую в простонародье "киллеркой", словно это и есть корона, которой он пренебрег.

Пьеса очень удачно подобрана именно для этого коллектива: здесь любят масштабные страсти, яркую, экспрессивную манеру игры. Лучшие актеры умеют подниматься до трагифарсового звучания. Пожалуй, именно это качество ценится в этой труппе превыше всего. Поклонники стиля "Сатирикона" всегда знают, чего им ждать от новых постановок, - это картина, написанная масляными красками, причем широкими мазками.

Актеры разыгрывают очень современную историю распада большой семьи, раздираемой эгоистическими интересами. Но чем больше пытаются урвать от семейного пирога Регана и Гонерилья, тем ближе они к своему личностному краху, да и просто к гибели. Художник, спектакля Александр Шишкин создал образ большого семейного стола, собранного из длинных широких досок. По мере разворачивания интриги каждый персонаж, кто предпочел корыстные цели семейным ценностям, будет расшатывать эту конструкцию, вытаскивая доску. И, вытащив ее, будет нести на спине, словно свой крест по жизни. Режиссер выстраивает историю Реганы, Гонерильи и внебрачного сына Глостера Эдмонда так, словно мы каждому заглядываем в лицо, проживая вместе момент выбора и горечь расплаты за поступок. По крайней мере, понять их можно. Эдмонд оказался на обочине жизни не по своей вине. Регана, девушка слабая, внушаемая, оказалась под сильным влиянием старшей сестры Гонерильи и, преодолевая природную нерешительность, копирует ее поступки. Старшая дочь Лира так амбициозна, что отец просто вынуждает ее своим поведением на крайние поступки. Здесь тон всему задает Лир, и, даже будучи лишенным трона, он как режиссер задает всем сценарий поведения по жизни.

Самая большая интрига этой пьесы состоит в мотивации короля отдать всю власть наследницам. Режиссер выводит на сцену Лира в облике Райкина - мужчины в расцвете лет. Только на момент раздела королевства он в депрессии, потух и надоел сам себе. Всю сцену раздела имущества он проводит лежа на спине на огромном семейном столе. Кажется, что он решил провести грандиозный эксперимент. До этой поры он не задумывался над тем, хорошо или дурно он поступает. Каждое его решение - это и есть истина в высшей инстанции. Так исказили его мировосприятие деньги и власть. Он решил найти истину в чистом виде, поставив себя в зависимые условия. Как это ни странно, но все пляшут под его дудку и без прямого подчинения. Лир как катализатор ускорил все процессы, которые пошли в семье. Кто был в душе готов к предательству" - совершил его. И кажется, что Лир боялся умереть, не увидев будущего своей семьи. А будущее довольно горькое. Но чем больше горечи, тем явственней Лир находит новые контакты с реальностью и проживает последний кусок жизни очень ярко. Главные открытия лежат в области самопознания. Пожалуй, этот спектакль надо смотреть когорте олигархов - он действует отрезвляюще.

Лучшим куском роли стал монолог Лира: "Дуй, ветер, дуй, надувши щеки!" Константин Райкин произносит его так отчаянно, что видны и горечь и сладость его противостояния стихии природы. Его персонаж открывает в себе умение любить и ненавидеть так, как мудрец достигает высот, отдавшись на время во власть глупости. Кажется, что и сам руководитель театра "Сатирикон" позволил себе в проявлении чувств больше, чем обычно. Он яростно рвет на сцене одну очень влиятельную газету. Любопытно, и чем они так сильно ему досадили? По крайней мере, продажи газеты должны увеличиться: требуется достаточно много экземпляров, чтобы усеять обрывками с читаемым логотипом всю авансцену. Потом персонажи берут дворницкие метлы и метут этот мусор, прах, тлен, воплощенные иллюзии прочь со сцены. И каждый актер вкладывает в это свою энергетику. Очевидно, спектакль обладает и исцеляющим психотерапевтическим эффектом для актеров. И эта искренность подкупает.

Трудно судить о спектакле по первым премьерным показам. Спектакль похож на агрегат, в котором все придумано мастерски, но ему еще предстоит пройти пуско-наладочные работы. Пока каждый актер больше думает о собственном рисунке роли, чем об общей канве спектакля, актерская техника выступает на первый план, а легкое дыхание еще. не .правилось. Но уже можно судить, кто из актеров вырвался вперед, а кто топчется на месте, повторяя прежние удачные находки.

Гораздо тоньше стала игра Марины Дровосековой (Гонерилья). И если раньше она брала напором темперамента, то теперь она опирается на интересный рисунок роли. Агриппина Стеклова (Регана) пытается отойти от своих штампов эксцентричной клоунессы. И временами ей это удается. Ее работа в антрепризе с драматургией Мак Коя, которого вряд ли будут ставить в стенах родного театра, пошла ей на пользу - она обрела новые краски. Максим Аверин так самозабвенно потрудился над образом предателя Эдмонда, что стал одним из самых больших открытий этого спектакля. И хотя роль предателя он уже играл в спектакле "Макбетт" по Ионеско в режиссуре Бутусова, он ничуть не повторяется. А его любовная сцена с Реганой - выше всяких похвал. Мощно, тонко, лаконично.

Денис Суханов в трагической роли преданного отца - Глостера принес в спектакль экспрессию пластического образа. Когда сын несет его на плечах, он подобен сломанной кукле. И этот емкий визуальный образ в многословной трагедии дает всей истории какой-то воздух, перспективу иного восприятия.

Артем Осипов в роли Эдгара и Короля Французского огорчил своим безотчетным копированием своего учителя Константина Райкина. И если раньше это смотрелось как милая особенность начинающего актера, влюбленного в учителя, то настало время зрелости. Пора обрести свое лицо. Иначе он вскоре будет неинтересен на сцене. Наталия Вдовина в роли Корделии пока остается в тени всего актерского ансамбля. Наверное, со временем она больше обживет эту не очень благодарную роль - страдающей жертвы.

И если пока спектакль смотрится неровно, то последняя сцена прощания Лира с мертвыми дочерьми - самая мощная. Еще недавно девичьи фигуры за фортепиано были полны жизни. И вот их мертвые тела - на крутящихся креслах. Лир пытается их усадить, как если бы они были живые. Тела падают. Он, безумный, их поднимает, опять усаживает. Его дочери потрясающе красивы в этот момент. Пластика безжизненных силуэтов, движение того, что будет навек, - самая яркая находка этого спектакля.

источник http://www.smotr.ru/2006/2006_scon_lear.htm

Издательство: Россия

Автор: Марина Квасницкая

Упоминающиеся спектакли

Кнопка для перехода на стр. голосования.gif

Театральная Афиша - репертуар театров, заказ билетов