Российский государственный театр «Сатирикон» имени Аркадия Райкина
Касса: +7 (495) 689-78-44
Администраторы: +7 (495) 600-38-25
Заказ билетов: +7 (495) 602-65-77
Купить
билет

В жертву остальным цветам голубого не отдам

В жертву остальным цветам голубого не отдам
15 Февраля 2016

За два дня уикэнда, когда в Петербурге проходили гастроли спектакля Константина Райкина «Все оттенки голубого», театр «Балтийский дом», принимавший на своей площадке театр «Сатирикон», дважды «минировали». Спектакль, разумеется, прерывался, 800 человек зрителей выводили на улицу, где они мерзли оба дня по полтора часа. На втором спектакле побывала корреспондент «Фонтанки».

Спектакль «Все оттенки голубого» по пьесе драматурга-современника Владимира Зайцева вышел в «Сатириконе» сразу после гонений на «Тангейзера» в Новосибирском театре оперы и балета и судов над режиссером спектакля Тимофеем Кулябиным и директором Борисом Мездричем. Это обстоятельство позволяет оценить отвагу художественного руководителя театра «Сатирикон» и режиссера спектакля Константина Райкина. Дело в том, что в центре сюжета пьесы, вполне мелодраматичной по жанру – подросток, признающийся родителям, что он гей. Есть и дополнительные обстоятельства: мальчик идет на роковое для него признание не просто так, а чтобы остановить развод, до которого доругались родители. Всё что происходит дальше на сцене, практически лишенной декораций – разного рода проявления нетерпимости общества к человеку нетрадиционной ориентации: от комической сцены с шарлатаном-бесогоном, до психушки, где юное создание из разряда «других», залечивают до смерти.

Черные контуры кулис и голубое пятно «лебединого озера» за ними, а также музыка Чайковского, сопровождающая страдания юного Бекетова (Никита Смольянинов) – напоминают и о терзаниях самого выдающегося русского композитора от его нетрадиционной ориентации, и о траурных мгновениях советской истории, когда «Лебеди» заполняли все телеканалы.

Сцена из спектакля

То, что произошло в Петербурге в связи с гастролями спектакля «Все оттенки голубого» доказало, что российскому обществу – и в нашем городе еще более, чем в Москве, где спектакль спокойно идет себе вот уже более года, – впору надевать траур по самому себе. Оба дня, когда в театр поступал звонок о «заминировании», Райкин сам поднимался на сцену, просил зрителей без паники покинуть зал, заверяя публику, что, когда люди с собаками проверят театр, артисты выйдут на сцену и сыграют спектакль. Паники не возникало, все прекрасно понимали, что именно происходит. Поэтому спокойно выходили на улицу, а спустя час-тридцать возвращались в зал – в полном, что показательно, составе – и устраивали в финале артистам стоячую овацию.

Оба дня зрители устраивали создателям спектакля

Оба дня автор этих строк пыталась получить у Константина Аркадьевича комментарий по поводу происходящего. Сам Райкин трубку не снял, но через общих знакомых передал, что всё, что он мог бы сказать по поводу, в том числе, и петербургской ситуации, он сказал спектаклем. И это оказалось действительно так. На сцене представлены все виды истеричной по форме и кретинической по сути реакции общества на отчаянное признание юноши. Ничего страшнее, чем ребенок-гомосексуалист, как выясняется, для среднестатистического россиянина, быть не может. Мозг отца, русского офицера в отставке, сотрудника военкомата, которого на грани фола, страшно и смешно играет Владимир Большов, попросту переклинивает. Его фраза: «Я смерти не боюсь, я убивать не боюсь, а его (сына-гомосека) боюсь», – апофеоз эмоциональной и интеллектуальной скудости. Выдающаяся актриса Агриппина Стеклова в той же манере, тонко и с юмором создает образ такой матери, в которой каждая из сидящих в зале нет-нет, да и узнает себя, нет-нет, да и ужаснется: задолбанная жизнью с солдафоном под окрики «стой раз-два», эта мамаша мечется между паникой разума и голосом сердца, который напоминает ей, что «он же (сын-гомосек) еще ребенок, родной, единственный». Именно такая героиня служит идеальным напоминанием об условном рефлексе, который очень быстро вырабатывается у всякого представителя больного, несвободного общества, где утрачена главная ценность – ценность отдельной личности: желание иметь «нормального ребенка», который не стал бы поводом для обсуждения-осуждения окружающих обывателей.

И это еще вопрос, что ужаснее – страшилки из отечественных газет про то, как общество истребляет сторонников однополой любви (их рассказывают герои, один за одним посещающие мальчика в психушке), или лексика, которая звучит в речах этих, вроде бы, друзей и сочувствующих: «поправляйся», «выздоравливай», «тебя вылечат», «будь нормальным», etc. Никому и в голову не приходит, что другая ориентация – это не болезнь и не патология, как наркомания или алкоголизм. Это – естественная форма сексуальной реализации для минимального процента людей в любом обществе. И, может быть, проститутке, которую отец нанимает для «ненормального сына», чтобы он вкусил неземного удовольствия, и простительно этого не понимать, но взрослым, цивилизованным, образованным людям – стыдно и недопустимо. Мало того, ведет к самым настоящим трагедиям.

Сцена из спектакля

Финал спектакля – когда родители врываются в палату к сыну, который уже не может встать, и буквально на руках уносят его в новую, прекрасную жизнь в полноценной дружной семье, оказывается одним из тех счастливых снов, какие мальчик с исторической фамилией Бекетов видит на протяжении всего действия и где его принимают таким, какой он есть. Подлинный финал – голос медсестры в полной темноте: «Бекетов, проснись, к тебе посетители». Реплика повторяется несколько раз, но ответом ей остается лишь звенящая тишина.

В реальности спектакля родители опоздали со своим раскаянием. В реальности нашего города власти проиграли отморозкам, чья очередная эскапада увенчалась успехом. Около двух тысяч горожан – именно столько помещается в два аншлаговых зала театра «Балтийский дом», – в очередной раз ощутили свою незащищенность перед распущенностью и произволом хулиганья. Автору этих строк еще повезло: мне не пришлось идти через строй представителей «Народного собора», которые днем раньше хватали за руки моих коллег, отговаривая их идти «на этот мракобесный спектакль». А ведь речь шла именно о спектакле, о художественном высказывании уважаемого московского коллектива. То есть, некие «поборники высокой нравственности», как охарактеризовал их Константин Райкин в своей приветственной речи зрителям, вернувшимся в зал, убеждали людей, что встреча с искусством противоречит национальным культурным ценностям.

Сцена из спектакля

Появление этих «проповедников» было более чем предсказуемо, однако лишь на второй день власти позаботились о том, чтобы избавить петербуржцев от их назойливого внимания. Как минимум, это свидетельствует о том, что руководство города не одобряет подобного давления на горожан и предприняло хоть какие-то действия. Но отчего же тогда повторилось «заминирование»? Тут возможно два ответа. Либо Смольный не способен полностью контролировать подобные ситуации – либо не уделяет им должного внимания, не считает их важными, серьезными. Во всяком случае, факт остается фактом: помощник вице-губернатора Владимира Кириллова, курирующего культуру, Наталья Пахомова узнала о том, что воскресная публика уже двадцать минут прохлаждается (в прямом смысле) у ступеней Балтдома, из звонка автора статьи. В то время как в любой цивилизованной стране главный городской чиновник отрасли после ЧП первого дня гастролей, непременно присутствовал бы в зале во второй день.

Более того, непонятно, почему нельзя было в этот день провести проверку театра превентивно, за час-два до начала спектакля, а зрителей в театр пропускать через рамки с металлоискателями? На этот вопрос Пахомова ответила, что в понедельник инициирует переговоры на эту тему руководства комитета по культуре и комитета по законности и охране правопорядка. С другой стороны, всякому мыслящему человека очевидно, что в качестве охраны правопорядка отлично работает такое средство, как показательное наказание виновных. Но до сих пор мнимые казаки, угрожавшие Льву Додину и Леониду Мозговому, не только не наказаны, а даже найдены. Как не найдены и, соответственно, не будут наказаны звонившие в минувшие выходные в Балтийский дом. А между тем, подобные акции и звонки – вызов не Райкину и не артистам «Сатирикона», а хозяевам города, которые, как показывает опыт, не могут обеспечить достойную встречу гостям и спокойный, безопасный отдых домочадцам.

Жанна Зарецкая, «Фонтанка.ру» 

оригинал статьи - здесь

Издательство: Фонтанка.ру

Автор: Жанна Зарецкая

Упоминающиеся спектакли

Кнопка для перехода на стр. голосования.gif

Театральная Афиша - репертуар театров, заказ билетов