Российский государственный театр «Сатирикон» имени Аркадия Райкина
Касса: +7 (495) 689-78-44
Администраторы: +7 (495) 600-38-25
Заказ билетов: +7 (495) 118-30-61
Версия для слабовидящих

Юлия Мельникова: Я не очень люблю хвастаться

Юлия Мельникова: Я не очень люблю хвастаться
18 Ноября 2018

Юлия Мельникова родилась в 1981 году в Омске. Карьеру начинала в модельном бизнесе. Сегодня — актриса театра «Сатирикон», куда ее взяли за два года до окончания Школы-студии МХАТ

Новый сериал «Мама» выходит в эфир телеканала «Домашний» 19 ноября. Главную роль в нем играет Юлия Мельникова, которая рассказала «Вечерке» о своей новой работе.

Звездный состав актеров сериала «Мама» — уже заявка на успех фильма. В нем зрители увидят Бориса Щербакова, Галину Польских, Юлию Куварзину, Владимира Кошевого и многих других известных актеров. А теперь добавьте к этому и семейную пару артистов — Юлию Мельникову и Павла Трубинера. Юлия сыграла в сериале учительницу со сложной судьбой.

— В фильме ваша героиня теряет сначала сына — его крадут, потом дочь, которую она добровольно отдает в приемную семью. Раздумывали, прежде чем согласиться на такую роль?

— Нет, ведь это история женщины, которая преодолевает страшные события в своей жизни. И это интересно играть. Моя героиня не может жить с прошлыми ошибками... Выносить, родить и кому-то отдать — это просто невозможно. Для меня сейчас все, что связано с детьми, — острая тема, потому что у меня двухлетняя дочка. И играть мне было легко, так как любая ситуация в сюжете вызывала во мне бурю эмоций, не приходилось долго настраиваться.

— Ваша героиня Вера в силу обстоятельств отказывается от любимого мужчины. Вы считаете, такие жертвы оправданы?

— Каждый случай индивидуален. Моя героиня — женщина с принципами, она не может быть счастливой, зная, что другой человек несчастен. Но есть и другая сторона медали. Главный герой Кирилл (Павел Трубинер. — «ВМ») живет с женщиной, которую никогда не любил. В данном случае несчастливы все. Я думаю, что в такой ситуации лучше уйти и дать женщине возможность найти человека, который ее полюбит и оценит по достоинству. Нередко с годами мужчина приобретает лоск, становится интересным, а женщина, к сожалению, стареет...

— А как вы относитесь к утверждению, что отношения в паре крепче, если мужчина любит сильнее, чем женщина?

— По большому счету чувство должно быть обоюдно. Тогда это счастье. Но и в том, что вы сказали, есть доля истины. Женщина более гибкое существо. Она ради блага семьи может полюбить мужчину. Мужчина — нет. Он может жить ради долга, но не более. Я обожаю женщин, и мне кажется, будущее за нами. (Смеется.) Сейчас у нас время сильных женщин, мы набираем обороты во всех сферах. Я и мужчин люблю, я не феминистка. В нашей семье, например, главный — мужчина, у нас главное слово за папой. Но я понимаю, что и на себя всегда могу положиться, у меня два высших образования.

— Ваша героиня работает в школе. Снимаясь, вспоминали свои школьные годы?

— Я имею опыт преподавательской работы. После института Константин Аркадьевич Райкин и Марина Станиславовна Брусникина очень просили меня преподавать какое-то время. Я делала спектакли со студентами, речью занималась. Студенты — это, конечно, уже не дети. Но все равно есть определенные схемы взаимодействия с людьми, которых ты пытаешься чему-то научить. Меня перед съемками пугали сменами в школе, где куча шумящих детей. Но именно в классе с детьми для меня были очень приятные и легкие съемки.

— Ваши партнеры в фильме Галина Польских и Борис Щербаков. Как вам работалось с мэтрами?

— Я очень люблю артистов этого поколения: у них особая этика, поведение на площадке, в кадре... У нас с Галиной Александровной было много трудных эмоциональных сцен. Но чтобы она когда-то устала... Уже в конце съемочного дня, перед тем как сесть в такси, могла сказать: «Боже мой, у меня отваливаются ноги!» — весело садилась в машину и уезжала. Большое счастье было с Галиной Александровной познакомиться и поработать. С Борисом Васильевичем тоже сложились теплые отношения. Мы пересекались с ним и на другом проекте. Снимали у него в загородном доме мастерскую. Я боялась помешать, все-таки это дом, личное пространство. Так Борис Васильевич вышел к вагончику: «Юля, пойдем в дом, пойдем». Мы чай с его супругой пили, пирожками они меня угощали. Так приятно.

— В фильме яркая линия детей-подростков. Вы были бунтарем в подростковом возрасте?

— Я не бунтовала, потому что у меня вообще непростая ситуация в семье. Папа погиб, когда я была маленькая. Мама меня воспитывала одна, еще бабушка и сестра. То есть абсолютно женский коллектив. Еще кошка у нас была... Я очень рано стала взрослой, начала зарабатывать. Первый мой заработок случился в 14 лет. Бунтовать не было времени. К тому же меня воспитывали, ничего не запрещая, а все возникающие проблемы обязательно обсуждались, проговаривались.

— Вы работали моделью. Как вы попали в этот бизнес?

— Меня мама туда привела. Мне было, по-моему, лет 12–13. Мальчики позже девочек развиваются, и я была самой высокой в классе. Естественно, мальчишки, которые были на голову ниже, дразнили и обзывали меня. Сейчас они все пишут мне в «Инстаграме», сразу вспомнили, что я их одноклассница. (Смеется.) Мама заметила, что я стала сутулиться, домой приходила грустная... Она меня не уговаривала: «Юля, не обращай внимания». Мы просто пошли в модельное агентство, где встретили потрясающего человека — народного артиста балета Виктора Тзапташвили. Он меня увидел и сказал: «Боже мой, это что за красота? Я хочу быть ее крестным отцом». Он все детство вел меня за руку. Вскоре я стала приходить в школу, расправив плечи, чтобы быть еще выше. Я поняла, что это достоинство. Виктор Датикович отправил меня на конкурс красоты. Там участвуют с 16 лет, а мне было 14. И вдруг я выигрываю! А главный приз — поездка в Нью-Йорк. Но сказали, что меня без мамы не пустят. Поэтому мне дали специальный приз жюри и второе место.

— Неужели не было зависти к той, кому отдали первое место?

— Мне мама всегда говорила: «Во-первых, делай, что должно, и будь, что будет. А во-вторых, никогда нельзя завидовать никому». Она с детства мне внушала, что у меня ни на кого не похожая, неповторимая судьба будет. У меня есть родинка на ладошке. Мама сказала: «Юля, это знак». Я в пять лет ходила, всем показывала и говорила: «Я отмечена, у меня все будет хорошо». И я в это верила и верю. Поэтому никакой зависти!

— Вы же собирались поступать в иняз. Почему все-таки выбор пал на актерскую профессию?

— У меня все хорошо складывалось в модельном бизнесе, я стала участвовать в показах в Москве. И мама с бабушкой волновались, что я не поступлю никуда. А я поступила и в Институт иностранных языков, и на режиссуру. И выбрала второе. Но, проучившись год у нас в Омске в Институте культуры, поняла, что режиссура в 16 лет — это, конечно, пропасть... Я приехала в Москву и пошла на актерский. Зато сейчас я закончила режиссуру на Высших режиссерских курсах у Ираклия Квирикадзе.

— А в «Сатирикон» к Константину Райкину как попали?

— Я ему благодарна очень, что он меня отметил, выделил и полюбил. Ведь на поступлении я читала ужасно плохо. Когда я Константина Аркадьевича потом об этом спрашивала, он объяснил: «Никто из абитуриентов не умеет правильно делать. Поэтому мы смотрим на огонь в глазах, на энергетику, на темперамент, на внутреннюю мощность. В тебе это есть, и с лихвой». Константин Аркадьевич гордится своими актерами, любит их.

— Зрители помнят вас по масштабной работе «Раскол» в роли боярыни Морозовой. Неоднозначная героиня.

— У нас была очень большая подготовка к этой работе. Мы со старообрядцами общались, они меня многому обучили. Морозова ведь святая для них, и играть эту женщину было невероятно сложно. Мы с Николаем Николаевичем Досталем могли встретиться до съемок в пять часов утра и идти в старообрядческую церковь на службу. Нашли две церкви в Москве и ходили туда. Когда у меня были очень сложные сцены, я говорила: «Давайте порепетируем. Я не знаю, как это играть. Тут такие слова о Боге, о людях. Пожалуйста». Он мне говорил: «Сейчас, сейчас порепетируем». А сам — оператору: «Снимай, она сейчас все сделает». А я думала, мы репетируем…

— Почему вас так тянет в режиссуру?

— В режиссуре я себя чувствую больше на своем месте, чем в актерстве, если честно. Мне она всегда была интересна. Я сняла два дипломных короткометражных фильма. Сейчас готовлюсь к полному метру.

— Вы снимались в «Обычной женщине» у Хлебникова. Не спорили с режиссером?

— С ним невозможно спорить, потому что это совершенно удивительный человек. Это, конечно, счастье для актера — попасть в такие руки. Я очень податлива: если я соглашаюсь сниматься, то полностью доверяю режиссеру. Я никогда не буду спорить, скандалить. Сама как режиссер знаю: если у меня есть проект, которым я увлечена, то у меня в голове уже какая-то история сложилась. И все должны играть одну историю, иначе все разваливается.

— Вернемся к сериалу «Мама»... А вы какая мама? Наседка, подружка?

— Скорее второе. У меня и с моей мамой отношения очень близкие, мы друзья. Она знает все про меня — все мои тайны, все мои секреты, начиная с детства. Когда я приходила, например, на какие-то конкурсы, девчонки некоторые говорили: «Боже мой! Ну что здесь — детский сад? Девочка с мамой приходит». А я хожу с ней, потому что мне с ней круто, мне с ней весело, мне с ней нравится. У моего мужа, у Паши, два взрослых сына, возраст 15 и 19. И еще до появления Лизы мы с ними подружились, общаемся абсолютно на равных, как друзья, легко, открыто, на все темы можем разговаривать. Мне кажется, это правильно. Сейчас, конечно, я с Лизой, как тигрица с детенышем. Как только я ее из роддома принесла, помню, мама мне говорила: «Боже мой! Ты начнешь скоро воздух стерилизовать». И тут я захожу с воздухоочистителем, она: «О-о-о!»

— Какие у Лизы отношения с братьями?

— Она так их любит! И они просто не выпускают ее из рук. Когда они приходят, Лиза их обнимает, и они могут просто лежать в объятиях друг друга, смотреть мультики. Лиза появилась на свет первого числа 11-го месяца, и один мой коллега, увлекающийся астрологией, сказал, что Лиза родилась под планетой Солнце, то есть она — свет и позитив. Так оно и есть. На занятиях гимнастикой, куда мы ее водим, она всех обнимает, всех пропускает вперед, дает свои игрушки, всем готова помочь... Паша как-то сказал: «Надо, чтобы она привыкала к тому, что не все в жизни будут ее обнимать». Но я думаю, что у нее будет сильный характер. Лиза с папой Скорпионы, она тоже с характером, не мямля совсем. Она просто очень всех любит. Но Лиза и дома только любовь видит. Паша был в командировке в Питере. Мы с ней книжку смотрим, я говорю: «Как собачка говорит?» Она: «Гав-гав». — «Как кошка говорит?» — «Мяу-мяу» — «А папа как говорит?» — «Цем-цем-цем». Это она поцелуйчики делает, потому что папа ходит за ней каждый день: «Поцелуй меня! А дай я тебя поцелую».

— Как вы думаете, у девочки, которая растет в такой семье, есть шанс не связать свою жизнь с кино, театром?

— Не знаю. Думаю, она очень мудрая девочка, и уже сейчас имеет свое мнение. Поэтому я, конечно, буду отталкиваться от того, что она захочет. Просто я знаю слишком много тяжелых моментов, связанных с этой профессией, чтобы желать ее своему ребенку. В современном мире столько классных профессий появилось. Может быть, она выберет что-то свое.

— Актерская семья, в любом случае, это два амбициозных человека. Вы с мужем не ревнуете к успехам друг друга?

— Паша больше снимается… Я в театре в это время. Ревности нет. Наоборот, он очень меня стимулирует. Я не очень люблю хвататься за все подряд, лишь бы только сниматься или лишь бы попасть на обложку журнала. У меня другие приоритеты, цели, задачи. Если это действительно что-то интересное, то очень хочется в этом участвовать. А потом на одну роль с Пашей нас все равно не утвердят, пол же разный. (Смеется.) Я всегда вижу, как он радуется моим успехам. Но он никогда не будет льстить: «Ой, ну ты просто прекрасна!» Нет. Когда меня кто-то хвалит, он стоит рядом и гордится. Я это чувствую. И вижу, как у него глаз загорается.

— Дома нет правила — о работе не говорим?

— Нет. Мы разговариваем, потому что мы этим живем, болеем. Обязательно все обсуждаем, советуемся. Именно Паша был инициатором, чтобы я все-таки пошла на режиссуру. Потому что он чувствует, что я хочу, читает то, что я пишу.

— Нет задумки снять мужа в своем фильме?

— Он снимался в моей первой короткометражке, и есть задумка пригласить его в полный метр. Сейчас я как раз ищу героя лет от 35 до 45. Если Паша подойдет на роль, то конечно. А если не подойдет, он и сам не возьмется.

— У вас то гастроли, то съемки, получается отдыхать с семьей?

— В прошлом году мы с Лизой и Пашей почти на месяц уехали в Азию. Впервые. До сих пор вспоминаем, пересматриваем фото. Это был идеальный отдых, мы были в состоянии благости, гармонии, любви.

СПРАВКА

Юлия Мельникова родилась в 1981 году в Омске. Карьеру начинала в модельном бизнесе. Сегодня — актриса театра «Сатирикон», куда ее взяли за два года до окончания Школы-студии МХАТ. В кинематографе настоящий успех пришел к актрисе после съемок в сериале «Раскол» (2011). Также в фильмографии актрисы роли в таких сериалах, как «Грач», «Смерть шпионам. Ударная волна», «Тихая охота», «Уик-энд», «Власик. Тень Сталина», «Шелест». Дипломированный режиссер: окончила Высшие режиссерские курсы (мастерская Ираклия Квирикадзе).

 Фото: предоставлено пресс-службой Юлии Мельниковой

Оригинал статьи



Издательство: Вечерняя Москва

Автор: Елена Садкова

  • Русские сезоны
  • yandex афиша_
  • https://7days.ru
  • https://7days.ru/caravan/
  • 7д
  • http://school-raikin.com
  • http://radiomayak.ru
  • Год театра в России 2019

   Противодействие коррупции  


cultrf.png